id: Гость   вход   регистрация
текущее время 23:21 17/11/2018
создать
просмотр
редакции
ссылки

III. B. Социальная ценность приватности


Многие теории приватности рассматривают её как индивидуальное право. Например Томас Эмерсон заявлял, что приватность "основана на предпосылках индивидуализма, таких как то, что общество существует для поддержки заслуг и уважения к индивидуумам ... Право на приватность ... это в действительности право не разделять жизнь с коллективом — право покинуть сообщество". Как было сказано в постановлении одного суда "Приватность в сущности является персональной. Право на приватность определяет суверенитет индивидуума".


Традиционно, права часто понимаются как защита индивидуумов против вторжения общества, основываясь на уважении к индивидуальной личности или автономии. Многие теории о ценности приватности понимают саму приватность в такой манере. Например Чарльз Фрид обосновывал, что приватность это одно из

основных прав личности, право в котором все считаются равными, в соответствии со своим статусом как личности... В этом смысле это кантианский взгляд; это требует рассмотрения личности как вершины и запрещает замещать самые фундаментальные права человека в интересах какого-либо всеобщего блага или счастья для других.

Многие из интересов, которые конфликтуют с приватностью включают конфликт с правом личности на автономию или достоинство. Например свобода слова — это также индивидуальное право, важное для автономии. При этом во многих случаях оно само конфликтует с приватностью. Чья либо приватность может быть в конфликте с желанием другого человека обсуждать подробности жизни данной личности. Безопасность также не является только лишь общественным интересом; она также важна для индивидуальной автономии. Автономия и достоинство часто находятся на обеих сторонах баланса, так что становится трудно понять, какая сторона из двух защищает "суверенитет индивидуума".


Коммунитаристы (Социально-философское течение, провозглашающее интересы общества выше прав человека – Прим. перев.) выступили с грозной критикой традиционных определений прав человека. Амитай Этциони, например утверждал, что приватность — это "социальная лицензия, которая освобождает категорию поступков (включая помыслы и эмоции) из под общественного, публичного или государственного контроля". По Этциони, многие теории приватности культивируют её как священный принцип, даже если это входит в конфликт со всеобщей пользой. Согласно Этциони "приватность – это не абсолютная ценность и она не должна попирать все другие права или затрагивать всеобщие блага". Он продолжает демонстрировать, как интересы приватности вмешиваются в более высокие социальные интересы и утверждает, что чаще всего или даже всегда, приватность должна уступить место в этом балансе.


Этциони прав в том, что критикует тех, кто утверждает, что приватность — это такое право личности, которому дозволено попирать социальные интересы. Проблема однако в том, что утилитарный баланс между правами личности и всеобщеми благами редко складывается в пользу личных прав — за исключением разве что тривиальных интересов, находящихся на стороне всеобщих благ. Общество в целом будет одерживать победу в своих интересах против индивидуумов.


Более глубокая проблема во взгляде Этциони — его критика либеральных теорий прав личности как абсолютных, он рассматривает индивидуальные права как находящиеся в напряжённых отношениях с обществом. Та же самая дихотомия между индивидуумом и обществом, которая пронизывает либеральные теории также пронизывает и коммунитаризм Этциони. Этциони видит задачу коммунитаристов в "сбалансированности прав личности с социальными обязанностями и индивидуальности с обществом". Проблема с коммунитаризмом Этциони в том, что личность необязательно находится на стороне оппозиции по отношении к обществу. Такой взгляд подразумевает, что индивидуальные и общественные интересы различны и конфликтуют. Аналогичный взгляд также поддерживается многими либеральными концепциями прав личности.


В противоположность этому Джон Дьюи выдвигает альтернативную теорию отношений между индивидуумом и обществом. Согласно Дьюи не существует прямой дихотомии между личностью и обществом. Индивидуум формируется обществом и польза как для индивидуума так и общества чаще взаимосвязана, чем антагонистична: "Мы не думаем о самих себе в смысле сохранения некоего социального поведения. Следовательно мы не можем отделить идею о себе и о наших собственных благах от наших идей о других и их благах". Дьюи спорит с тем, что ценности защиты прав личности выясняются в зависимости от их вклада в общество. Другими словами, права личности не могут попирать общественные, а защищают общество от чрезмерного вмешательства. Общество даёт пространство индивидуумам из-за социального выигрыша, который от этого возникает. Поэтому, доказывает Дьюи, права должны оцениваться потому "какой вклад они вносят в благополучие общества". Иначе в любом виде утилитарного подсчёта индивидуальные интересы не будут иметь ценности, способной перевесить большинство общественных интересов и защищать личные права станет невозможно. Таким образом Дьюи аргументирует, что мы должны настаивать на "социальном базисе и социальной реабилитации" гражданских свобод.


Я согласен, также как и Дьюи, что ценность защиты личности носит социальный характер. Общественная жизнь включает в себя много трений и мы постоянно вступаем в стычки друг с другом. Часть того, что делает общество хорошим местом для жизни, включает в себя пространство, допускающее свободу людей от вмешательства других. Общество без защиты приватности было бы задыхающимся и возможно не тем местом, в котором хотело бы жить большинство из нас. Защищая личные права, мы как общество принимаем самоограничивающие решения для того, чтобы получить выигрыш от создания свободных областей для процветания индивидуальности.


Как доказывал Роберт Пост, приватность — это не только совокупость из ограничений общественных правил и норм. Напротив, приватность представляет общественные усилия для поддержки поведения, этикета и цивилизованности. Общество защищает приватность в качестве одной из мер принуждения к порядку. Как утвеждает Спайрос Саймитис "рассмотрение приватности более не возникает из частных личных проблем; наоборот, оно затрагивает конфликт, затрагивающий каждого". Некоторые учёные аргументируют, что приватность является "конститутивной" для общества и должна оцениваться в терминах социальных ролей, которые она играет. Приватность таким образом — это не наступление индивидуума против общественных интересов, а защита индивидуума, основанная на общественных нормах и ценностях. Приватность — это не просто способ личности уйти от общественного контроля, а это сама по себе форма социального контроля, которая появляется из общественных норм. Это не внешнее ограничение общества, а фактически его внутренний объём. Таким образом, приватность имеет социальное значение. Даже если она защищает индивидуума, она делает это ради общества. И таким образом не нужно оценивать вес прав личности против более существенных социальных благ. Проблемы приватности включают балансирование социальных интересов с двух сторон этой шкалы.


Поскольку приватность включает защиту против множества различных видов вреда или проблем, ценность приватности различается в зависимости от того какую частную проблему или ущерб защищают. Не все проблемы, связанные с приватностью, эквивалентны; некоторые связаны с большим ущербом, чем другие. Таким образом мы не можем приписать абстрактную ценность приватности. Её ценность будет значительно различаться в зависимости от каких проблем, вызывающих определённый вред, мы защищаемся. Таким образом, чтобы понять приватность, мы должны концептуализировать её и её ценность более плюралистически. Приватность — это множество защит против связанного множества проблем. Эти проблемы не все связаны одинаковым образом, но они подкрепляют одна другую. Социальная ценность — в защите от каждой из проблем и эта ценность различна в зависимости от природы каждой проблемы.


Назад | Оглавление | Дальше


 
Комментариев нет [показать комментарии/форму]
Ваша оценка документа [показать результаты]
-3-2-1 0+1+2+3