id: Гость   вход   регистрация
текущее время 23:05 15/11/2019
создать
просмотр
редакции
ссылки

I. Введение


После атак 11 сентября власти развернули обширную слежку и сбор данных. Что касается слежки, то в декабре 2005 г, газета New-York Times обнародовала, что после 11 сентября администрация президента Буша дала тайные полномочия Агентству Национальной Безопасности (АНБ) для проведения прослушивания телефонных звонков американских граждан без ордера. Что касается сбора данных, который включает анализ персональных данных на предмет подозрительного поведения, правительство дало старт многочисленным программам. В 2002 году СМИ опубликовали сведения о том, что министерство обороны создавало проект сбора данных "Тотальная информационная осведомлённость" (TIA), во главе с адмиралом Джоном Пойндекстером. В поле зрения TIA был сбор различной информации о людях, включая финансовую, сведения об образовании, состоянии здоровья и другие. Затем информация анализировалась на предмет подозрительных образцов поведения. Согласно Пойндекстеру: "Единственный способ обнаружить ... террористов — это посмотреть образцы активности, основанные на наблюдениях по результатам предыдущих террористических атак, а также учитывая как террористы могут адаптироваться к нашим мерам, чтобы избежать обнаружения". Когда программа выплыла на свет, были публичные протесты и выступления и сенат США впоследствии проголосовал за отклонение финансирования программы, что неизбежным образом привело к её остановке. Тем не менее, многие компоненты TIA продолжают существовать в различных государственных агентствах, хотя и в менее систематизированном и более тайном виде.


В мае 2006 года газета USA Today ошеломила своей историей о том, что АНБ получила учётные записи пользователей от нескольких крупных телефонных компаний и анализировала их с целью идентификации потенциальных террористов. Эта телефонная база звонков была отмечена как "самая большая база, когда-либо собранная в мире". В июне 2006 New York Times установила, что власти США получали доступ к банковским записям от общества международных межбанковских транзакций (SWIFT), которое обрабатывало финансовые транзакции сотен банков по всему миру. Многие люди возмутились такими фактами, но многие другие не восприняли это как ощутимую проблему. Причину отсутствия у них беспокойства они объясняют тем, что им "нечего скрывать".


Аргумент, заключающийся в том, что никаких проблем приватности не существует, если человеку нечего скрывать, регулярно возникает всвязи с многими проблемами приватности. Когда власти разворачивают слежку, многие люди верят, что в этом нет никакой угрозы приватности, за исключением случаев, в которых власти раскрывают незаконную активность, но в таких случаях человек не имеет никаких законных оправданий на то чтобы жаловаться, что ему не дают приватности. Таким образом, если индивидуум вовлечён только в легальную активность, ему не стоит ни о чём беспокоиться. Когда дело доходит до государственной слежки и анализа персональной информации, многие люди начинают спорить, что ущерб приватности возможен только при "вытаскивании скелетов из шкафов". Например, предположим, власти изучили чьи-то телефонные записи и нашли, что данный человек звонил своим родителям, другу в Канаду, в видеомагазин и службу доставки пиццы. "Ну и что?", может сказать этот человек. "Меня эта информация никак не смущает и не унижает. Если кто-то спросит меня, я с радостью сам им расскажу в каких магазинах я делаю покупки. Мне нечего скрывать".


Аргумент "нечего скрывать" и его варианты заметно преобладают в популярных рассуждениях о приватности. Эксперт по безопасности данных Брюс Шнайер называет его "самым распространённым возражением против защитников приватности". Учёный-юрист Джеффри Стоун отмечает его как "рефрен, всё сводящий к простому". Аргумент "нечего скрывать" — один из первых аргументов, выдвигаемых когда нужно найти баланс между приватностью и безопасностью. В самой убедительной форме он сводится к тому, что потребности в приватности в общем минимальны и тривиальны, так что баланс не в пользу безопасности вызывает беспокойство по поводу её победы. Иногда аргумент "нечего скрывать" ставится в форме вопроса: "Если вам нечего скрывать, то почему вы боитесь?". Другие спрашивают: "Если вы не делаете ничего плохого, то почему вы должны что-то скрывать?".


В этом эссе я исследую аргумент "нечего скрывать" и его варианты более глубоко. Борьба с аргументом "нечего скрывать" важна, потому что этот аргумент отражает настроения большого в процентном отношении числа населения. В популярных дискурсах поверхностные заклинания аргумента "нечего скрывать" легко могут быть опровергнуты. Но как только этот аргумент сделан в более сильной форме, он становится труднопреодолимым.


В порядке ответа на аргумент "нечего скрывать" нам необходимо иметь теорию о том, что такое приватность и почему она важна. В своей сути аргумент "нечего скрывать" выходит из концепции приватности и её значения. Что такое на самом деле "приватность"? Насколько важна приватность и как оценить её значение? Как мы уравновешиваем приватность с компенсирующими ценностями? Эти вопросы долго терзали тех, кто находился в поисках разработки теории приватности и оправданий для её легальной защиты.


Данное эссе начинается во второй части с дискуссии вокруг аргумента "нечего скрывать". Сначала я познакомлю вас с аргументом в том виде, в котором он существует в популярных рассуждениях и рассмотрю частые способы ответа на этот аргумент. Затем я представлю этот аргумент в той форме, которую я считаю сильнейшей. В третьей части я дам краткие рассуждения по поводу моей работы о концептуализации приватности. Я покажу, почему существующие теории приватности были неудовлетворительными, приводили к путанице и препятствовали разработке эффективных законодательных и политических ответов на проблемы приватности. В четвёртой части я дам обоснование, что аргумент "нечего скрывать", даже в своей самой сильной форме исходит из несомненно ошибочных предположений о приватности и её значении. Вкратце, проблема не в том, чтобы найти ответ на вопрос "Если вам нечего скрывать, то чего вы опасаетесь?". Проблема по большей части в самом вопросе.


Оглавление | Дальше


 
Комментариев нет [показать комментарии/форму]
Ваша оценка документа [показать результаты]
-3-2-1 0+1+2+3