id: Гость   вход   регистрация
текущее время 22:50 27/11/2020
создать
просмотр
редакции
ссылки

Обоснованные ожидания соблюдения прав на приватность


Четвёртая поправка защищает вас только против обысков, которые нарушают ваши обоснованные ожидания соблюдения прав на приватность. Обоснованные ожидания приватности существуют если 1) вы на самом рассчитываете на приватность и 2) ваше ожидание относится к числу тех, которые общеприняты в обществе.


Это правило пришло из решения Верховного Суда США 1967 года, Катц против Соединённых Штатов, постановившему, что если кто-либо входит в таксофонную будку, закрывает дверь и совершает звонок, то власти не могут без ордера вести запись того, что говорит человек. Даже если записывающее устройство размещено с внешней стороны стекла таксофонной кабины и физически не вторгалось в приватное пространство Катца, Верховный Суд решил, что когда Катц закрыл дверь таксофонной кабины, он обоснованно ожидал, что никто не будет слышать его разговора, и именно это ожидание, а не физическое пространство внутри таксофонной кабины было тем, что защищает от вторжения властей Четвёртая поправка. Суть в общем случае формулируется как "Четвёртая поправка защищает людей, а не места".


Большой вопрос в определении "обоснованности" вашего ожидания приватности и защищённости Четвёртой поправкой возникает тогда, когда вы "сознательно раскрываете" что-либо иному лицу или обществу. Хотя Катц обоснованно рассчитывал на приватность своих переговоров, мог ли он обоснованно рассчитывать на приватность своего вида или действий, находясь в стеклянной таксофонной будке? Вероятно, нет.


Так, в ряде случаев Верховный Суд посчитал, что вы не имеете обоснованного ожидания приватности в отношении информации, которую вы "сознательно раскрыли" третьим лицам, например, банковские записи или телефонные номера, по которым вы звонили, даже если вы рассчитывали, что третья сторона сохранит эту информацию в тайне. Другим словом, совершая транзакции через свой банк или совершая звонки через телефонную компанию вы "принимаете риск" того, что они поделятся этой информацией с властями.


Вы можете "сознательно раскрывать" значительно больше, чем вы в действительности собирались. Большинство информации, собираемой третьими лицами, — например, страховые записи, кредитные записи, банковские, туристические, библиотечные записи, информация о телефонных звонках и даже записи, сохраняемые продуктовым магазином, когда вы используете его дисконтную карту, — была добровольно выдана им лично вами, и по действующему законодательству, вероятно, не защищена Четвёртой поправкой. Существуют законодательные акты, ограничивающие распространение приватной информации о вас — к примеру, некоторая информация о связи имеет особую правовую защиту, — но это не является конституционной защитой, и зачастую представители властей могут получить эти записи от третьих лиц, совершенно не ставя вас в известность.


Вот ещё некоторые подробности о том, как Четвёртая поправка сможет (или нет) защищать вас в определённых обстоятельствах:


Места проживания. Каждый имеет обоснованное ожидание приватности в своём жилище. Это не только дом, как это сказано в Четвёртой поправке, но любое ваше место жительства, будь то квартира, комната в отеле или мотеле или дом на колёсах.


Однако, даже вещи в вашем доме могут быть сознательно раскрыты обществу и потерять защиту Четвёртой поправки. Так, вы не можете обоснованно рассчитывать на приватность разговоров или иных звуков внутри вашего дома, которые могут быть слышны людям снаружи, или запахов, которые можно учуять за стенами (однако, Верховный Суд постановил, что более активные технологии для сбора информации о происходящем внутри вашего дома, такие как термовизуальное сканирование для обнаружения источников тепла, составляют обыск по Четвёртой Поправке и требуют судебного ордера). Также, если вы открываете свой дом для публики на время вечеринки, политического митинга или ещё какого-либо общественного мероприятия, офицеры полиции могут войти под видом гостей и видеть и слышать всё, что позволено остальным гостям, без необходимости получения ордера.


Бизнес-территории. Вы имеете обоснованное ожидание приватности в вашем офисе до тех пор, пока он не открыт для посещения публики. Но если в вашем офисе есть часть, которая публично доступна, вроде регистратуры или приёмной для посетителей у входа, и если офицер полиции входит в эту часть офиса, как обычный посетитель, то он не совершит обыск, увидев доступные для обзора объекты или послушав разговоры в помещении. Это так потому, что вы сознательно открыли данную часть офиса для публики. Однако, если офицер не остановится в той части помещения, которая доступна публике, и начнёт открывать ящики с документами или попытается пройти без приглашения в частные офисы в дальней части помещения, то такие его действия становятся обыском, требующим ордера.


Мусор. Вещи, покидающие пределы вашего дома на пороге ваших владений, теряют защиту Четвёртой поправки. Например, как только вы выносите мусор из вашего дома или офиса и бросаете в мусорный бак, то отказываетесь от всяких ожиданий приватности в отношении содержимого мусора. Всегда помните об этом, когда избавляетесь от важных документов или чего-то иного, что хотели бы сохранить в тайне. Возможно, вам стоит измельчить все бумажные документы и уничтожить электронные носители информации. Также вы можете выбрасывать мусор (или снимать замок со своей мусорной урны) непосредственно перед тем, как его увезёт мусоросборник, вместо того, чтобы открыто оставлять на всю ночь.


Общественные места. Это может показаться очевидным, но находясь на людях вы едва ли оставляете себе какую-то приватность. Когда вы в публичном месте — идёте ли по пешеходной дорожке, совершаете ли покупки в магазине, сидите ли в ресторане или парке — ваши действия, движения и разговоры сознательно раскрываются публике. Это значит, что полиция вправе следовать за вами в публичных местах и наблюдать за вашими действиями, смотреть, что вы несёте или с кем вы разговариваете, сесть рядом или позади вас и слушать ваши разговоры — всё без ордера. Вы не можете рассчитывать на защиту Четвёртой поправки, находясь в публичном месте, даже если вы считаете, что находитесь один. Попытки обжаловать в суде на основании Четвёртой поправки действия полицейских, использовавших мониторы слежения для отслеживания местоположения подозреваемых в публичных местах, оставались безуспешнымы, но неясно, насколько те прецеденты могут быть применимы к более агрессивным методам удалённого наблюдения, таким как использование GPS или определение местоположения сотового телефона для выслеживания физического местоположения подозреваемого.


Агенты внедрения и агенты под прикрытием. Открытые встречи общественных и политических организаций, равно как и любые другие публичные места, не являются приватными. Если власти считают вас потенциальным источником криминальной или террористической угрозы, или даже если они имеют ничем не подкреплённое подозрение в том, что ваша организация может быть замешана в чём-либо подобном, полицейские в штатском и полицейские информаторы могут придти на публичную встречу и попытаться внедриться в вашу организацию. Они могут также иметь при себе скрытые микрофоны и записывать каждое произнесённое слово. Следователи вправе лгать по поводу своих личностей и никогда не признавать, что они копы, даже если будут спрошены об этом напрямую. После проникновения в вашу организацию полиция может идентифицировать любого из ваших приверженцев, узнавать о ваших планах и тактике, и даже быть вовлечённой в политику группы и оказывать влияние на принятие организационных решений. Возможно, вам стоит сохранить открытые для общественности встречи для публичного просвещения и других нечувствительных дел, а секретные вопросы обсуждать только на встречах, ограниченных наиболее доверенными, долговременными кадрами и учредителями.


Что важно, угроза внедренцев имеет место в виртуальном мире точно так же, как и в физическом: в частности, офицер полиции может представиться в онлайне "другом", чтобы получить доступ к вашему приватному профилю в социальной сети.


Записи, хранимые у других. Как постановил Верховный Суд, "Четвёртая поправка не запрещает получение информации, собранной третьими лицами и перенаправляемой ими уполномоченным представителям власти, даже если информация была раскрыта с допущением, что она будет использоваться только в ограниченных целях, и конфиденциальность, обещанная третьей стороной, не будет нарушена". Это значит, что зачастую вы не можете рассчитывать на защиту Четвёртой Поправки в отношении записей, которые другие ведут о вас, поскольку большинство информации, которой обладает о вас третья сторона, получена от вас путём сознательного добровольного разглашения либо из иных, открытых источников. Тот факт, что вы передавали информацию с уверенностью в сохранении её конфиденциальности или полагая, что информация будет использована только в определённых ограниченных целях, имеет значение далеко не всегда.


Поэтому так важно обращать пристальное внимание на типы информации, касающейся вас и активности вашей организации, которая может раскрываться третьим лицам, и работать над сокращением объёма приватной информации, которую вы оставляете за собой в ходе повседневных дел.


Непрозрачные ёмкости и упаковки. Даже находясь в общественных местах, вы вправе обоснованно рассчитывать на приватность содержимого любых непрозрачных (непросматриваемых насквозь) ёмкостей и одежды. Так, если полицейские имеют ордер или обладают правом на исключение в виде досмотра без ордера (какие будут рассмотрены ниже), они не могут рыться в ваших карманах или копаться в сумках.


Ноутбуки, пейджеры, мобильные телефоны и другие электронные устройства тоже защищены. Суд постановил считать электронные устройства, содержащие данные, как если бы они были непрозрачными контейнерами.


Несмотря на это, всегда помните, что всё, что вы показываете на публике, не защищено. Так, если вы находитесь в кафе и используете свой ноутбук, то агент ФБР, сидящий за соседним столом, видит, что вы пишете в электронном письме; или если вы открываете свой рюкзак, и агент ФБР может видеть, что там внутри, Четвёртая поправка не защитит вас.


Почтовые отправления. Обычная почта, отправляемая через Почтовую службу США, подлежит защите Четвёртой Поправкой, и, чтобы вскрыть её, полиция в большинстве случаев должна получить ордер.


Если пользуетесь услугами Почтовой службы США, отправляйте ваши послания почтой Первого Класса или выше. Почтовые инспекторы не нуждаются в ордере на обыск, чтобы открыть дисконтную (среднюю) почту, поскольку она не предназначена для персональной корреспонденции.


Помните, что несмотря на то, что вы имеете право неприкосновенности содержимого ваших писем или иных почтовых отправлений, вы не имеете никакой приватности в заголовках адресов "от кого" и "кому", напечатанных на конвертах. Это значит, что полиция вправе затребовать у почтового отделения отчёт об именах и адресах всех людей, которым вы отправляли почту или от которых её получали — это называется "почтовые упаковки" — безо всяких ордеров. Просмотр почтовых упаковок — это низкотехнологичная форма "анализа трафика", которую мы обсудим в разделе, посвящённом электронной слежке.


Конечно же, вы не можете рассчитывать на приватность, когда пишете открытку. Не помещая свою корреспонденцию в конверт, вы сознательно раскрываете её, и правительство имеет право читать её без ордера.


i

Полиция на пороге: Полиция в вашем доме или офисе, когда он открыт для публики?


Полиция может войти в ваш дом или офис, если вы открыли эти места для публичного посещения, но вы также можете попросить их уйти, как и любого другого человека из публики. Если они не имеют ордера и их действия не подпадают под исключения на обыск без ордера, то, как только вы попросили их удалиться, они не вправе задерживаться, как и любое постороннее лицо, вторгающееся в частные владения. Однако, тайные агенты или офицеры полиции не обязаны указывать свою истинную личность, так что требование "всем копам покинуть помещение" перед началом встречи не принесёт особого прока.


Назад | Дальше


 
Комментариев нет [показать комментарии/форму]
Ваша оценка документа [показать результаты]
-3-2-1 0+1+2+3